Премия информационной открытости - 2008
Фестиваль работающей молодежи - СТИМУЛ
Навигационная строка

Роман Н.Г.Чернышевского "Что делать?" в современной школе

Роман Н.Г.Чернышевского "Что делать?" в современной школе
 

Леонов Сергей Александрович,
д.пед.наук, проф. кафедры методики преподавания литературы МПГУ
Соснина Надежда Андреевна
канд.пед.наук, старший научный сотрудник

Когда наступает время изучения романа Н.Г.Чернышевского "Что делать?", даже у лучших словесников перестают давать результаты годами отработанные и оправдывавшие себя методики. Так произошло и с учителем-методистом, руководителем методического объединения словесников московской школы № 1293 Т.Е.Потеряевой, на уроках которой разыгрались настоящие "страдания по Чернышевскому".

Татьяна Евгеньевна - учитель творческий, владеющий секретами профессии. У нее почти каждое произведение заранее прочитывается учащимися. Это объясняется, прежде всего, тем, что учитель стремится, чтобы оно было воспринято личностно, чтобы оценка героев и ситуации была нетрафаретной, чтобы поднятые автором вопросы приобретали смысл для каждого школьника. Она умеет убедить в том, что каждое по-настоящему художественное произведение обогащает жизненный и эстетический опыт молодежи, вызывает интерес к новым, ранее не известным сторонам жизни. Очевидно, по этой причине у школьников возникают вопросы, опережающие анализ текста, вопросы, в которых уже отражена их собственная интерпретация произведения.

И вот даже в системе такого мастера, как Т.Е. Потеряева, при бережном отношении к личностной позиции ученика, а может быть, именно благодаря такому отношению и стремлению ее формировать, и возникли не только у учеников, но и у самого учителя трудности в осмыслении романа Чернышевского. Роман вызвал у значительной части школьников недоумение и даже негативную оценку. Словесник же ощутил чувство неудовлетворенности результатами прочтения произведения и необходимость внесения корректив в методику его изучения.

Отзывы десятиклассников о романе прозвучали уже частично в их вопросах: зачем Лопухов решился на фиктивный брак с Верой Павловной, разве это выход, ведь так можно поломать жизнь и свою и женщины? Почему отношения Лопухова и Веры Павловны изображены такими искусственными, "сюсюкающими" ("миленький" и т.д.)? Почему "новые люди" так похожи друг на друга по мыслям, поступкам, словам, судьбам - легко их между собой спутать? Неясно, как Чернышевский относился к революции: как к мирной или с "топором" и кровью? Особые нападки учеников вызвали картины будущего. Подвергалось сомнению то, что всегда казалось главным достоинством романа - утверждение в период господства "старого мира" иных взаимоотношений между любящими людьми, - равноправие и общность интересов как основа семьи: "Разве можно все время находиться с человеком, который, как две капли воды, похож на тебя? О чем с ним говорить, о чем спорить, в чем черпать источник интересов?".

После знакомства с первыми впечатлениями о романе были проведены уроки обзорного его анализа. Обсуждались традиционные проблемы жанра, композиции, системы образов. Однако критическое отношение к Чернышевскому и его творению осталось прежним, хотя в процессе анализа Татьяна Евгеньевна стремилась ответить на предварительно заданные вопросы. Учитель вела школьников к пониманию "Что делать?" как философско-публицистического, социального романа, ученики же склонны были видеть в нем роман-утопию, притом для таких выводов материал им дали не только картины "светлого будущего", но и даже описание мастерских Веры Павловны. Приведем фрагмент беседы на эту тему:

Учитель. Что поразило вас в картине будущего?

Саша Х. Это идиллия, преувеличение реальности. До такого уровня жизнь доводить нельзя. Мне кажется, это заблуждение Чернышевского.

Марина С. В утопическом мире скучно жить. Для всех уготована одинаковая схема. Не будет там людям радости.

Лиза Д. Человек реализует себя через преодоление трудностей. В нарисованной картине все заранее спланировано и предугадано.

Марина С. Мне кажется, люди попали в плен к своей мечте о счастье. Получился застой. Все люди одинаковы. Несмотря на прекрасные рассказы царицы, там нет личности, приоритета ее интересов. Характерный пример - коллективное пение.

Учитель. Утопия - это изображение жизни, не достижимой в реальности. Вы слишком строго подошли к картине общества будущего, придирчиво отметили его недостатки. Но в романе много хорошего и вполне реального, например затея Веры Павловны с мастерскими.

- Мастерские хорошие, девушки обеспечены и чувствуют себя хорошо. Но однажды все изменится. Что же, они обречены всю жизнь работать швеями и жить вместе? Им ведь нужно позаботиться и о личной жизни.

Учитель. Но когда прибыль идет не только в карман хозяина, а распределяется поровну - это хорошо. У девушек уже возникает чувство ответственности за мастерскую, чувство хозяина своей судьбы.

- И все же, несмотря на благоустроенный быт, перед нами общежитие: общие комнаты и даже общие вещи. Здесь тоже проявляются черты утопии, Чернышевский отдает предпочтение коллективному быту перед жизнью отдельного человека.

Характерны для нынешнего восприятия романа Чернышевского ответы десятиклассников на вопросы самостоятельной письменной работы:

  • В чем смысл заглавия романа?
  • Роль композиции в раскрытии позиции автора.
  • С какой целью и как изображен в романе "старый мир"?
  • Как понимает Чернышевский счастье, дружбу, любовь?
  • Роль снов Веры Павловны в романе. Хотели бы вы жить в мире, нарисованном в четвертом сне, и почему?

  • Считаете ли вы, что картина социализма в романе Чернышевского утопична? Если да, то какие качества утопии вы можете назвать?

  • Какое отношение у вас вызвали "новые люди"? Их взгляды на труд, семью, счастье?

  • Каково ваше отношение к "особенному человеку" Рахметову?

Как и в устных ответах, критика учащихся в основном направлена на образ общества будущего, на деятельность героини по организации нового типа мастерских. В то же время отношение Чернышевского к "старому миру" и принципы его изображения были восприняты весьма лояльно, с пониманием. (Ответы на вопрос о людях прошлого носят в целом репродуктивный, а не аналитический характер.)

Мнения школьников сводятся к тому, что изображенное в романе общество будущего как совершенное и справедливое настолько утопично и несбыточно, что не может служить даже приблизительным идеалом. К тому же идея автора, по мнению большинства, абсолютно непродуктивна, антинаучна и даже вредна: вопреки утверждению автора романа, при такой организации жизни развитие личности невозможно. Школьники единодушно отрицают для себя возможность жить в таком обществе даже при условии хорошей материальной обеспеченности, так как самая главная для человека ценность - духовная свобода, отсутствие зависимости от чьей бы то ни было регламентации.

Характерно в этом отношении сочинение ученика Т. "По представлениям Чернышевского, все люди - однородная масса, живущая в одинаковых стеклянных банках-дворцах. Его познания в области географии, биологии, а также в ряде других наук очень скудны, потому при знакомстве с картинами "светлого будущего" возникает улыбка, а порой и громкий смех. Например, идея превращения пустыни в поля, по меньшей мере, безумна; или описание полей, где растут кофе, виноград, пшеница и рис... Насколько мне известно, эти культуры не могут расти вместе... А к каким катастрофам может привести глобальное изменение климата, рельефа и направления течения рек, одному Богу известно". Большое недоумение у юноши вызывает использование в качестве материала для мебели алюминия, "особенно при теперешних знаниях об этом металле". "Но самое страшное в представлениях писателя, - продолжает ученик, - это люди. Это безликие автоматы, которые уже много поколений не знают другого выбора, как "вкалывать" на полях... как мог идти прогресс в этом обществе, если девяносто процентов людей работало на полях, а остальные десять - в столовой. Хотя потом я понял, что прогресс им и не нужен, они и так всем довольны".

Ученица А.К. размышляет: "Но как это ни странно, в сне Веры Павловны я не смогла найти ответа на вопрос, кто же управляет этим обществом... Отсутствие руководящего аппарата - еще один элемент утопии в изображении общества". Многие школьники, касаясь нравственных проблем, поставленных в произведении, не принимают позиций Чернышевского. Например, Н.Ф. полагает, что "люди будущего никогда не будут счастливы: счастье познается только в сравнении с несчастьем, которого они никогда не испытывали". Отдельные десятиклассники считают, что гармонические отношения любящих друг друга людей, основанные на единомыслии, общих интересах и занятиях, сделают семейную жизнь скучной, уведут от споров, обмена мнениями, совместного творческого развития. Супруги тогда счастливы, достаточно категорично утверждают учащиеся, когда они разные и дополняют друг друга. Именно тогда им интересно быть вместе.

Видится некоторым ученикам и излишний рационализм в изображении "новых людей". "У "новых людей" добро и истина, честность и знание, характер и ум оказываются тождественными понятиями, чем умнее "новый человек", тем он честнее, потому что тем меньше ошибок вкрадывается в расчеты. У него нет причин для разлада между умом и чувством, так как ум у "новых людей" направлен на личную выгоду" (B.C.). И еще одно из мнений, высказанных в работе К.Л. Уже в эпиграфе угадывается легкая ирония: "Роман из снов".

Его идеи, и обращенья, и призыв
К той новой светлой, чистой жизни,
Что так влечет к себе, манит,
И о которой нам с волненьем,
С большою долей упоенья
Сам Чернышевский говорит, -
Все в голове сей -юной девы,
Ее мечтах, ее стремленьях.
А сны есть жизни отраженье,
Пускай они и утопичны-.
А для меня вся соль романа
В четверке снов заключена.

Пересказав три сна, ученица пишет о четвертом: "Чернышевский изображает "новую жизнь" в прекрасных романтических тонах: простой будничный вечер похож на великолепный бал; везде красиво одетые счастливые люди; мягкий белый свет, льющийся через матовое стекло, возможно, создает иллюзию легкого тумана. Так почему бы не назвать эту жизнь раем? Хотели бы вы жить в таком обществе? А смогли бы? Нет, отвечаю вам я!.. Для жизни необходимо движение, а в этом обществе его нет. Чернышевский изначально понимает утопизм своего идеала, но этой жизнью он завлекает читателей, надеясь на то, что они воспользуются его идеями".

Сегодняшнее восприятие романа Чернышевского "Что делать?" десятиклассниками одновременно и радует, и заставляет задуматься над теми просчетами, которые допускают методика и школьная практика в работе над этим произведением. Радует живая мысль школьников, ее самостоятельность, приверженность приоритету личностных человеческих ценностей, неприятие утопического, мифологизированного сознания, готовность предпочесть материальные невзгоды, но сохранить чувство собственного достоинства.

Радует то, что становится все больше учителей, которые стимулируют творческую активность школьников, самостоятельность их мышления, стремление высказать собственную трактовку художественного произведения. Естественно, что приведенные точки зрения могли появиться только у педагога, которому старшеклассники доверяют и не боятся поведать свои взгляды.

Однако наши юные читатели во многом судят свысока, будучи богаты "ошибками отцов и поздним их умом", зная о попытках построить общество по модели утопического социализма, добиться всеобщего счастья и равенства и о том, каких страшных жертв это стоило. Естественно, Чернышевскому и его единомышленникам, которые не обладали даром пророчества Достоевского, и в самом страшном сне не смогли привидеться ужасы гражданской войны и коллективизации, ГУЛАГа и прочие катастрофы России XX века.

Огорчает, что школьники не воспринимают "Что делать?" как художественное произведение, созданное в определенную историческую эпоху, в контексте определенных философско-эстетических споров, отражающее противоречия авторского мировоззрения, философско-этических, религиозных, эстетических теорий, оказавших существенное влияние на развитие русской мысли во второй половине XIX века. "Как мыслитель, он был враг всего неясного и больше всех содействовал переходу от туманной философии 40"х годов к научно-позитивному миропониманию. Как политикоэконом, он укрепил и обострил то отрицательное отношение к буржуазному строю, которое началось еще в 40-х годах... Как публицист и полемист, он выработал тот особый стиль журнальных статей, который состоит в том, что научно- философские темы берутся не как предмет специального исследования, а только в общих своих очертаниях, с непосредственным приложением к вопросам времени. Как критик и эстетик, Чернышевский... выдвинул теорию подчинения искусства требованиям жизни".

На занятиях школьникам необходимо оценить идейно-художественные особенности романа, его мировоззренческие основы не только с позиций дня сегодняшнего, но и тогдашней российской действительности. Как же преодолеть обозначенные сложности? Если мы не отказываемся от изучения этого произведения в школе, то надо найти какие-то новые подходы, стимулирующие интерес к нему школьников. Кстати, в одном из сочинений прозвучала, с нашей точки зрения, здравая мысль о том, что изучать роман нужно, что его невозможно вычеркнуть из списка обязательного чтения, так как "он имел огромное влияние на целое поколение, взгляды многих революционных деятелей формировались именно на этом романе. Все, что я могу сказать, это: "Читайте Чернышевского, и вы поймете, как все они глубоко заблуждались"" (К.3.).

Читать и изучать "Что делать?", конечно, нужно, чтобы понять и правильно оценить неоспоримо незаурядную личность Чернышевского как мыслителя и писателя и то направление в русской литературе, которое он представлял, какой вклад в развитие философских и литературных традиции был им внесен. Понять - не значит обязательно принять, но помочь школьникам избежать огульного отрицания позиций автора, объективно оценить значение его творения - вполне выполнимая задача.

Попытки обновить методику сводились к тому, чтобы предложить современным школьникам для обсуждения нравственно-этические проблемы, освобождая в то же время осмысление романа от излишней политизации, революционизации идеи. Наиболее отчетливо эта точка зрения высказана в статье И.П.Щеблыкина "Так есть ли тут "Марат верхом на Пугачеве"?" (Литература в школе. - 1990. - № 6), пронизанной искренней тревогой за судьбу романа в школьном чтении. Причины потери интереса учащихся к произведению автору видятся в политизации художественного творчества Чернышевского, потому и "шедевр падает в их глазах, вызывая внутреннее раздражение".

Нам во многом близок пафос статьи И.П. Щеблыкина, мы полностью согласны с тем, что в основе этики личных взаимоотношений героев романа лежит стремление творить добро, создавать условия для созидания доброго начала, что Чернышевский ведет своих героев по пути самосовершенствования.

Однако, как показало исследование особенностей восприятия учащимися творчества Чернышевского, переакцентировка на нравственные проблемы при изучении романа не возымела успеха и отчасти потому, что сам автор считал утверждаемые им непреложные нравственные ценности принадлежащими не всему человечеству, а только "новым людям" (именно ими эти ценности привносятся в общественную и личную жизнь). Думается также, что нет необходимости поспешно отказываться и от признания того, что роман написан в жанре философской утопии. Нужен разговор на равных, с полным доверием к ученику-собеседнику, разговор, в ходе которого бы раскрылись причины обращения Чернышевского к жанру социальной утопии, привлекательность для него и многих его современников нарисованных им картин будущего в тех исторических условиях, а также специфические отличия утопии Чернышевского от произведений этого жанра, созданных в рамках мировой философско-литературной традиции.

Проникновение в истоки философско-художественного мировоззрения Чернышевского обогащает школьников культурологическими знаниями, позволяет правильно осмысливать замысел и проблематику романа, его художественное своеобразие. Изучение "Что делать?" необходимо, на наш взгляд, осуществлять на фоне философских, религиозно-этических исканий писателя, предшествую литературно- философской традиции, картин жизни народных масс России в период написания романа (последнее во многом объясняет привлекательность мечтаний Чернышевского для определенных общественных слоев). Приведем материалы, которые может использовать учитель в процессе работы над романом "Что делать?".

Так, выстраивая рассказ по биографии., Чернышевского, покажем в яркой и убедитель-8 ной форме еще с детства и юности зародившиеся склонности к утопическому образуй мышления в сочетании с формирующимися нравственными убеждениями, в основе которых - горячее стремление делать людям добро, способствовать достижению всеобщего! человеческого счастья.

Отметим, что в доме Чернышевских-Пыпиных царило то счастливое, редкое согласие между домочадцами, которое возможно между людьми, исповедующими единые нравственные принципы и строящими свои взаимоотношения на основе искреннего уважения.

"Раннее и обильное чтение открыло ему какой-то особый фантастический мир, в котором причудливо переплеталось прошлое и на стоящее самых разных народов, где между вымыслом и достоверностью не было четкой границы; этот мир был изменчив, подвижен, порождая мечты, он оставался все же реальностью от постоянного собственного в нем ц участия. Мечты не только развивали фантазию, но и пробуждали честолюбие, тягу к самостоятельности".

Среди книг, которые он прочтет уже в детском возрасте, - "История государства Российского" Н.М. Карамзина и "История римского права" Роллена, энциклопедические словари, журналы христианского направления, книги по искусству, сочинения Жуковского, ' Пушкина, Гоголя, ежемесячные толстые журналы, в том числе и "Современник".

Детские воспоминания, по свидетельству А.Н. Пыпина, включали в себя и "мрачные картины насилия, жестокости, подавления личного и человеческого достоинства. Случалось слышать, а иногда и самому видеть проявления крепостного произвола... Помню, отец говорил мне и указывал, где в нашем деревенском соседстве помещик был убит своими крестьянами; факт был преступный, но и помещик был виноват. Потом случалось слышать о других происшествиях подобного рода, о жестокостях помещиков, о бунтах крестьян; раз мне привелось видеть самую "торговую казнь" - наказание кнутом"3. Приходилось видеть и рекрутский набор на двадцатипятилетнюю военную службу.

Впоследствии эти тягостные воспоминания, соединяясь с научным изучением крестьянского вопроса и экономики России, укрепляли негативное отношение Чернышевского к существующему общественному устройству и желание изменить его. Но как?

Рассматривая в историческом контексте формирование личности, мировоззрения, научную и художественно-эстетическую деятельность Чернышевского, обратим внимание на умонастроения нового поколения и Чернышевского как его идейного вождя, выразившего во всем, даже в манере письма, то, что "действительно отличало все течение русского радикализма в эти годы". Василий Зеньковский, протоиерей, профессор Богословского православного института в Париже, писал об этом: "Характерными чертами этого поколения (имевшего к 1855 году, году перелома, от 20-ти до 30-ти лет) является резкая оппозиция предыдущему поколению, борьба с его "романтизмом", с любовью к отвлеченному мышлению, с культом искусства. Новое поколение защищает "реализм", ищет опоры в точном знании, - отсюда преклонение (часто принимавшее формы религиозного благоговения) перед "точными" науками, то есть перед естествознанием. Культ искусства пропадает, на место него выдвигается требование от искусства, чтобы оно указывало пути жизни; этой морализующей тенденции соответствует вообще некое засилие морали, которая сама, впрочем, трактуется преимущественно в терминах утилитаризма".

Это высказывание в какой-то степени поможет объяснить десятиклассникам обращение Чернышевского к социальной утопии как к способу дать в произведении искусства ответ на вопрос, к какому, по его мнению, идеалу общественного устройства нужно стремиться. О приверженности к утопии свидетельствуют дневниковые записи 1848 года о том, что он "стал решительным партизаном социалистов и коммунистов", а затем 1849-го - о расхождениях с Гегелем, труды которого основательно изучил и которыми увлекался: "Гегель - раб настоящего положения вещей, настоящего устройства общества... Его философия - философия, удаленная от буйных преобразований, от мечтательных дум об утопизме".

Из анализа философских воззрений писателя отчетливо проступает культ человека и человечества, ради счастья которого Чернышевский и обожествляет свою утопическую мечту. Он, по утверждению В.В. Зеньковского, даже став материалистом и отойдя от религиозных идей, все равно сохранил предмет религиозного поклонения, то есть страстно верил в "святыню жизни, в естество", в возможность водворения правды на земле5. В подтверждение этой оценки философ приводит строки из стихотворения "Пророк" Н.А. Некрасова, посвященного Чернышевскому:

Его послал Бог гнева и печали
Рабом земли напомнить о Христе.

Одним из главных источников, повлиявших на создание Чернышевским философско- утопического романа, явилась мировая литературная традиция XVI-XIX веков, наиболее яркими представителями которой выступали Т. Мор, Т. Кампанелла, Ф. Бэкон, Сирано де Бержерак, Сен-Симон, Фурье и другие, чьи философские и художественные произведения раскрывали перед читателями картины, с их точки зрения, идеального общества, основанного на всеобщем равенстве, благоденствии и справедливости. Утопия (лат. - нигде), Город Солнца, Новая Атлантида, Гармония, Государство Луны - таковы названия стран, в которых, на первый взгляд, заманчиво просто решаются сложнейшие вопросы человеческого бытия. Влияние это подтверждает и Г.В. Плеханов: "Даровитые социалисты того времени все испытали на себе это влияние, собственными силами дополняя теории своих учителей... Чернышевский находился именно в таком положении".

Полезно для школьников сопоставление традиций и утопической концепции Чернышевского, так как, во-первых, оно расширяет представления об утопии как способе мышления и жанре художественного творчества. Во-вторых, они увидят не только влияние на Чернышевского мировой традиции, но и его индивидуальность, то новое, что он внес в русскую литературу.

Прежде всего, утопистов Западной Европы и Чернышевского объединяет противопоставление мира реального и мира, придуманного ими в качестве идеала общественного устройства. Современная автору действительность либо высмеивается, либо гневно обличается. Именно так изображается "старый мир" в романе "Что делать?", в котором густо концентрируются общественные и личностные пороки. Предлагаемая же модель общественных отношении утверждается авторами как модель, при которой достигаются самые благородные цели: всеобщее благосостояние, равенство, коллективизм, новые принципы человеческого развития. Слабым звеном остаются лишь вопросы о способах перехода к новому обществу - они в представлении утопистов весьма туманны.

Вот яркий пример из первой части "Утопии" Т. Мора, где автор развертывает картину Англии начала XVI века с ее труднейшими жизненными проблемами. "Огораживания" и сгон с родной земли несчастных арендаторов, доведение их до полной нищеты. В стране действуют жестокие законы против бродяг вплоть до смертной казни, хотя бродяжничать их вынуждают те же законы. Но "ни одно наказание не является настолько сильным, чтобы удержать от разбоев тех, у кого нет никакого другого способа снискать пропитание". С другой стороны, автор видит и гипертрофированно рисует признаки разложения обеспеченных слоев - лордов, дворян, священников, монахов, войска и челяди. По контрасту с образом жизни обездоленных они чрезмерно злоупотребляют едой, наряжаются, посещают игорные и публичные дома.

Писатели-утописты испытывали глубокую гражданскую боль за положение дел в обществе, искренне стремились изменить его к лучшему. Одним из главных путей в этом направлении они считали уничтожение частной собственности. Насколько эти пути оказались удачными, следует показать школьникам, вовлекая их в поисковое сотворчество.

Одной из форм такого сотворчества может стать совместное с учителем путешествие по странам Утопии и рассказы об увиденных мирах. Предлагаемый в статье материал поможет организовать такое путешествие.

После посещения Утопии "путешествующие" десятиклассники попадают в изображенный Т. Кампанеллой Город Солнца, устроенный по типу монашеского ордена, во главе которого стоит мудрейший и всезнающий первосвященник Солнце, он же Метафизик, которому подчинены Мощь, глава военного дела, Мудрость, олицетворяющая познание и науку, и Любовь, ведающая продовольствием, одеждой, деторождением и воспитанием. Им, в свою очередь, подчинены низшие должностные лица, многочисленные начальники и начальницы, носители истинного знания. Для обсуждения и оценки их деятельности ежемесячно собирается Совет, и недостойные по воле народа сменяются. Несменяемыми оказываются только четыре высших правителя.

При создании такого общества Кампанелла допускает насилие, так как сопротивление неизбежно. Оно применяется для освобождения человека от собственности, эгоизма, собственного "я". Для освобождения от эгоизма человеку постоянно меняют даже спальню, чтобы он не привыкал к ней и не воспринимал ее как собственность. Человек должен быть освобожден от себялюбия, возникшего в собственных жилищах, от собственных жен, мужей и детей. Когда человек отрешится от всего этого, у него останется только любовь к обществу. Деторождение в Городе Солнца является важным государственным делом. Рождение ребенка допускается только с разрешения облеченных властью начальников: не дай Бог, чтобы он унаследовал нежелательные порочные качества родителей. Обычай отбирать родителей для создания будущего потомства вызывает у наших десятиклассников чувство острейшего неприятия, нравственной брезгливости. Некоторые ученики склонны видеть в этих описаниях прием гротеска.

И наконец, "путешественники" в страну Кампанеллы узнают о применении в Городе Солнца смертной казни: "Смертная казнь исполняется только руками народа, который убивает или побивает осужденного камнями, и первые удары наносят обвинитель и свидетели. Палачей и ликторов у них нет, дабы не осквернять государство. Иным дается право самим себя лишать жизни... виновного они убеждают и уговаривают до тех пор, пока тот сам не согласится и не пожелает себе смертного приговора, а иначе он не может быть казнен. Но если преступление совершено или против свободы государства, или против Бога, или против высших властей, то без всякого сострадания приговор выносится немедленно..."6

Преступлениями в этом обществе считаются неблагодарность, злоба, обман, отказ в уважении друг к другу, леность, уныние, гневливость, шутовство. Кроме смертной казни часто применяются такие наказания, как лишение общей трапезы, общения с женщинами и других преимуществ на какой-то определенный срок.

Десятиклассники могут мысленно перенестись в мир Гармонии, нарисованной Фурье, которым Чернышевский одновременно и увлекался и который критиковал.

Поразмыслим вместе с учениками над той картиной обучения и воспитания юношества, которую рисует Фурье. Воспитание должно осуществляться за счет общественных средств без различия пола, класса и национальности. Весь процесс воспитания поделен на несколько фаз: подготовительную, раннее, среднее, старшее детство. В двадцать лет воспитание заканчивается. Каждой возрастной группе уготовано свое занятие. Фурье считал, что с самой колыбели нужно дать ребенку полную свободу для проявления своих естественных склонностей, "страстей", которые особенно необходимо развивать.

Теперь вникнем, о каких страстях говорит Фурье. Вроде бы все прекрасно в задуманной им системе Гармонии, при которой человек развивается многосторонне, одинаково склонен к физической и умственной работе. Но... Учеников поражает мнение Фурье о том, что дети (по крайней мере 2/3 мальчиков и 1/3 девочек) наделены страстью нечистоплотности: валяются в грязи, небрезгливы. Эту страсть он рекомендует подчинить интересам общества и объединить таких детей в "маленькие орды", или "милицию господа Бога". Преодолевая брезгливость и отвращение к неприятным ощущениям, члены такого объединения весело выполняют любые задания: очищение сточных вод, канализационных труб, уничтожение змей, работа на скотном дворе, на бойне, в прачечной. По сигналу тревоги они в любое время суток готовы собраться и выполнить поручения начальства. "Маленькие орды" не стремятся к личному богатству, часть своего заработка отдают на общественные нужды. Ими управляют избранные "ханы", "генералы", "офицеры"7.

Мальчики и девочки с хорошими манерами, любящие красивые наряды, чистую работу, объединяются в "маленькие банды". Они, развивая эти страсти, станут "хранителями социального очарования", будут совершенствовать вкус, любовь к изысканным платьям и украшениям, к прелестным формам и восхитительным сочетаниям цветов, "осуществлять цензуру плохого языка и порочного произношения". Из этой категории детей впоследствии выходят художники, литераторы, ученые.

По мнению Фурье, можно облагородить и склонность детей к страстям-порокам. Например, из обжор можно воспитать гастрономов, поваров, которые в обществе будущего приравниваются к ученым Высшего ранга, а в учебных заведениях является самыми важными членами педагогических советов.

Чернышевский высказывал критический взгляд на теорию страстей Фурье. "Читал Фурье... о страстях: вещь не так нелепа, как казалось с первого раза, посмотрим. Любопытства у меня мало теперь, между тем как раньше было весьма много, и не думаю, чтобы увлекся его системою".

Чернышевский не следовал слепо традициям утопистов, в частности Фурье. Он размышлял над ними, отбирая, с его точки зрения, самое ценное и отвергая неприемлемое. Десятиклассники увидят это при сопоставлении картин, нарисованных в описанных фрагментах, с представлениями о будущем в романе "Что делать?".

Возвращающиеся из "путешествия" по странам Утопии десятиклассники (или прослушавшие доклады и сообщения по представленному материалу, в зависимости от избранных учителем форм деятельности учащихся на уроках), естественно, оценивают познанное. Их суждения сводятся к тому, что в "идеальной модели" общества предшественников Чернышевского далеко не все идеально. Многие из пороков современного утопистам и отвергаемого ими устройства перешли, да еще в гипертрофированном виде, в Новое государственное образование: казарменная организация общества, насилие, применяемое для достижения "всеобщего счастья", обилие государственных и общественных функционеров, управляющих простыми гражданами, сохранение смертной казни, клятвы осужденных в верности своему главному палачу, наконец, социальное расслоение, обусловленное родом занятий, несмотря на декларации равенства и гармонического развития личности. Определенные исторические ассоциации школьников вызывают образы непогрешимых и мудрых вождей. (Здесь в обобщенной форме Представлены мнения учащихся десятых классов московской школы № 1284, в которой проводилась эта работа в период педагогической практики студентов филологического факультета МПГУ.)

Знакомство, хотя бы столь краткое и обобщенное, с концепциями философов- утопистов, предшественников Чернышевского, подготавливает школьников не только к восприятию романа "Что делать?" в контексте мировой философско-литературной традиции, но и к дальнейшему пониманию в выпускном классе другого жанра - антиутопии, ее идейно-художественных принципов.

Н.Г. Чернышевский, естественно, не обогащенный опытом последующего исторического развития российского государства, как уже было сказано, в той или иной мере испытывал влияние философского утопизма Мора, Кампанеллы, Фурье, но относился к нему с долей известного сомнения. Но мог ли он и в какой степени принять и развивать их позиции? На этом вопросе и следует теперь сосредоточиться в беседе. Предлагаемые вопросы и задания помогут учащимся осмыслить данную проблему. Вы познакомились с рассказами (докладами, сообщениями, лекцией и т.д.) о романах западноевропейских писателей-утопистов XVI-XIX веков. Какое впечатление они на вас произвели?

Что общего вы обнаруживаете у этих писателей в изображении реального мира? Как изображен "старый мир" в романе Н.Г. Чернышевского "Что делать?"? Охарактеризуйте представителей этого мира.

Какие пути ведут к построению нового общества в произведениях Кампанеллы и Фурье? Каково ваше к ним отношение? Почему писатели обращаются к изображению фантастического мира, хотя и стремятся придать ему черты реальности?

Какие пути видит Чернышевский в переходе к более совершенному обществу?

Что объединяет картины идеального общества, нарисованные в романах европейских авторов и у Чернышевского? Какие из них вызывают у вас симпатию, какие полное неприятие и почему?

Кто руководит обществом с "идеальной моделью"? Справедливо ли это управление? Оцените законы, действующие в Городе Солнца и Гармонии. Кем и как организуется жизнь людей в картинах четвертого сна Веры Павловны? Оцените позиции Чернышевского в этом вопросе.

Можно ли согласиться с тем, что многие законы "старого мира" в произведениях европейских писателей-утопистов в несколько видоизмененном виде практически перешли в новое общество? Приведите примеры, обоснуйте свою позицию. Можно ли то же самое сказать об обществе, смоделированном Чернышевским?

Вы услышали из наших рассказов, что Кампанелла, например, допускал насилие как средство перехода к идеальному обществу, лишение права на личную собственность и т.д. Возможны ли, по Чернышевскому, судя по содержанию его романа "Что делать?", резкие скачки в общественном развитии, насильственные революционные действия, кровопролитие и т.д.? Мотивируйте обращением к тексту романа.

Известны ли вам произведения русской и зарубежной литературы XX века, в которых бы в художественной форме велась полемика с идеями, пропагандируемыми в утопических романах? Назовите их. Что лежит в основе этой полемики? Как называется жанр такого произведения?

Основное отличие Чернышевского от его предшественников в видении общества будущего заключается, как убеждаются школьники, в углублении гуманистической позиции, усилении внимания к личности человека не только как члена коллектива, но и личности самоценной, имеющей равные права с другими. Утверждение равноправия людей в обществе - одна из ведущих тем романа. И в жизни "новых людей" и в обществе будущего нет насилия, принуждения, подавления человеком собственных желаний и склонностей. Чернышевский в романе высказывает такие философско-этические и эстетические позиции, которые в условиях господства "старого мира" с его неравноправием и зависимостью людей от сильнейших утверждали иной уровень человеческих взаимоотношений - господство уважения к личности. Так, условная царица, показывая героине картины будущего, заявляет, что ее сила в соединении прекраснейших качеств Астарты, Афродиты и непорочности "с равноправием любящих, равным отношением между ними, как людьми". И такая позиция, несомненно, привлекала читателей-современников.

Интересно также, что, в отличие от утопистов Западной Европы, Чернышевский предусматривает длительный переход от современного состояния общества к той идеальной модели, которая ему представлялась. Его путь - путь постепенного приближения, без насилия и администрирования, к обществу, которое характеризуется, прежде всего, красотой человеческих взаимоотношений, соблюдением высоких нравственных норм, постепенным внедрением в повседневную жизнь элементов новой экономики и иных нравственных норм. Так в противовес морали Роэальских-Сторешниковых входят в жизнь и оказываются привлекательными нравственные и жизненные принципы "новых людей", основанные на равноправии и стремлении делать добро окружающим, по мере сил облегчать им условия бытия, приобщать к духовности и культуре. Так уже в реальности, современной героям романа, отмечают десятиклассники, появляются ростки нового, приближающего к далекому и совершенному обществу.

Учащимся интересен и полезен анализ письма Кати Полозовой, в котором она передает свое восприятие мастерских Веры Павловны. Это описание, естественно, не сможет привлечь современных молодых людей и пробудить желание устроить жизнь по этой модели: у нас совершенно другой образ мышления и жизни. Но в то время, когда Чернышевский видел, как бедствуют рабочие, разоряются крестьяне, картины равноправного труда в мастерских и благополучие, обеспеченность коллективного бытия привлекали работниц мастерских. Нравятся они и Кате Полозовой, девушке из богатой семьи, но умеющий в силу своих душевных качеств войти в положение рабочих и порадоваться тому, что найдены формы улучшения их труда и быта. В одном из своих писем из вилюйской ссылки Чернышевский высказал весьма важную мысль: "...хорошая цель не может достигаться дурными средствами. Характер средств должен быть таков же, как характер цели, только тогда средства могут вести к цели. Дурные средства годятся только для дурной цели; а для хорошей годятся только хорошие".

Как отмечает исследователь Г.Е. Тамарченко, "это не поздний переход Чернышевского на моралистическую точку зрения, но его постоянное убеждение. Оно рождает этический пафос и в романе "Что делать?"".

Примечательны высказывания о романе "Что делать?" Н.С. Лескова, который, в отличие от большинства рецензентов, не обошел вниманием социалистического характера убеждений романиста. Он говорит об этих убеждениях с несомненным сочувствием, ибо "системы умиряющей, создающей действительную гармонию еще нет в Европе", не говоря уже о России. ""Новые люди" г. Чернышевского, которых, по моему мнению, лучше бы назвать "хорошие люди", не несут ни огня, ни меча. Они несут собою образчик внутренней независимости и настоящей гармонии взаимных отношений. Они могут провалиться? Да, очень могут, но другие обойдут провал, пойдут, узнают, чего должно избегать и чего бояться" (т. 10 - С. 22),

Мы не стремимся увлечь школьников представлениями писателя о путях общественного развития, показать общество будущего как общество высокого научно-технического и общественного прогресса (развитие техники и науки в XX веке ушло далеко вперед и опередило духовно-нравственное развитие человечества, так что критиковать "научно-техническую отсталость" Чернышевского современным школьникам не столь трудно). Мы стремились, и далеко не безуспешно, призвать десятиклассников к пониманию гуманистического пафоса писателя-демократа, который имел в определенных исторических условиях большое влияние на умы людей, поддерживал их страстное желание построить светлое будущее, работать на него, приближать его... И не вина Чернышевского в том, что гуманным способом создать общество по такой модели оказалось невозможным из-за несоответствия его человеческой сущности, стремящейся к удовлетворению индивидуального "я". Применение жестокости и насилия для установления "царства всеобщего счастья" привело к трагическим и непоправимым последствиям.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Россия: Энциклопедический словарь / Изд. Ф.Л.Брокгауз, И.А.Эфрон. - М„ 1991. - С. 639 (по изданию 1S98 года).
  2. Ланщиков А.П. Чернышевский. - М - Современник, 1987. - С. 14.
  3. Н.Г.Чернышевский в воспоминаниях современников. - М.: Худ. лит-ра, - 1982. - С. 106-107.
  4. Зеньковский В.В. История русской философии. - Л.: Эго, 1991. - Т. 1. - Ч. 2. - С. 127.
  5. Там же. - С. 131-132.
  6. Утопический роман XVI-XVII веков. - М„ 1971. - С. 177.
  7. Василькова Ю. Фурье. - М.: Молодая гвардия, 1985. - С. 182.


Выходные данные:
Леонов Сергей Александрович, Соснина Надежда Андреевна Роман Н.Г. Чернышевского "Что делать?" в современной школе //Интернет в школе.-1999.-N2.-С.66-75

Подготовлено к публикации по материалам http://www.cl.ru/